Обманщики

Внимание, вот этот заказчик - обманщик!

https://freelance.ru/luchnikov-v

Иван Лучников (luchnikov-v)

электронная почта, указанная для связи: anya.mishulina@mail.ru В переписке указано имя Анна Мишулина. Почта в проекте указана эта же.

Вот описание его проекта, по которому он меня обманул.

Иван Лучников (luchnikov-v) Фриланс.ру

Иван Лучников (luchnikov-v) Фриланс.ру

Выполнила его задание, вот, кстати, ссылка на аудио, по которому я выполняла набор текста из аудио.

https://cloud.mail.ru/public/HxwA/Brqx67aF1

 

Чтоб этому козлу жизнь мёдом не казалась, я публикую всю свою работу прямо здесь, чтоб убить всю его уникальность записи, а заодно чтоб наказать жулика, который решил кинуть меня на 260 рублей.

Неужто люди могут быть настолько мелочными???

 

Итак, вот моя работа. Потратила кстати на нее несколько часов. Встала в 5 утра, чтоб успеть в срок.

 

Модератор:  ..по очереди.

Александр Владимирович: Александр Сытов, глава Русскинской.

Людмила Николаевна: Людмила Николаевна Левина, художественный руководитель Центра Досуга и Творчества.

Ирина: Ирина Михайловна Гусельникова, ваш вахтер.

Ольга Викторовна: Петрулина Ольга Викторовна, работник ЦДиТ.

Наталья Анатольевна: Канаева Наталья Анатольевна, бухгалтер.

Сергей: Ципрунов Сергей Григорьевич, директор гостиницы.

Модератор: Хорошо. У нас будет несколько блоков, и начнем с такого основного. Согласны ли вы с тем, что в Русскинской население представлено достаточно пестро в национальном плане?

Ольга Викторовна: Ну да.

Наталья Анатольевна: Конечно.

Людмила Николаевна: Конечно. Разноплановые у нас.

Модератор: То есть много национальностей представлено, да? В связи с этим у меня следующий вопрос: Как бы вы могли оценить ситуацию в вашем населенном пункте в сфере межнациональных отношений? Она спокойная ситуация, напряженная, какая-то неоднозначная?

Ольга Викторовна: Спокойная, скорее всего.

Людмила Николаевна: Мне кажется, спокойная.

Ольга Викторовна: Таких распрей нет межнациональных, не встречаются, чтобы где-то какие-то разногласия были.

Александр Владимирович: Равномерно, и все так стабильно идет. Вспышек каких-то нет.

Ольга Викторовна: Молодежь общается независимо от того, какой нации. Они все между собой дружно живут.

Людмила Николаевна: Самое главное это молодежь. Такой возраст у них горячий.

Ольга Викторовна: Ханты, ингуши – нет разницы в этом. Они везде вместе, празднуют ли что-то, просто гуляют, мероприятия какие-то проводят.

Людмила Николаевна: Еще надо учесть, что к нам не очень-то много и приезжают. У нас все-таки обособленный поселок.

Модератор: То есть все согласны.

Александр Владимирович: По национальности мини ССР, все национальности дружно живут, как и раньше жили.

Ольга Викторовна: При ССР.

Модератор: То есть такая спокойная ситуация, вы думаете, связана с тем, что население более-менее постоянное, то есть нет мигрантов, да? Или с чем?

Людмила Николаевна: Нет, люди приезжают, но не в таком количестве большом. Приезжают семьи, как-то вливаются, продолжают жить.

Александр Владимирович: Уклад жизни уже сформированный. То есть программы, мероприятия, которые направлены на это. Все это подводит к тому, что уже все стабильно, спокойно, уверенно.

Людмила Николаевна: Редко кто приезжает наобум, обычно приезжают или к родственникам, или к знакомым, то есть уже где-то и место для работы заранее продумано,  нет таких вот болтающихся людей, ничем не занимающихся. Кроме, может быть, ханты, которые лесные, они работают так сказать сами по себе.

Александр Владимирович: Кочевой образ жизни.

Модератор: Ну, с ними проблем никаких не возникает? В плане межличностного общения, национальных каких-то проблем?

Людмила Николаевна: Межличностно я вообще ни с кем не конфликтовала из хантов. С кем? С хантами? Да нет.

Ольга Викторовна: Как, с ними-то можно же общаться, если нормально, просто когда немножко они это… то так в принципе-то.

Людмила Николаевна: У нас с ними очень плотное по Центру Досуга Творчества, не хуже чем в администрации они здесь постоянно, так же они и к нам приходят. Все эти праздники большие, они все эти они, в общем это.

Александр Владимирович: То есть все адекватные, все с нормальной жизненной позицией. Правильно?

Ольга Викторовна: Даже лесные дети, которые вновь приехавшие в интернат, они постепенно вливаются, и адекватно относятся.

Александр Владимирович: Адаптируются?

Ольга Викторовна: Да, адаптируются, уже стараются поддержать, в чем-то где-то поучаствовать, то есть принять участие в жизни.

Людмила Николаевна: Сейчас между хантами и русскими в школе-то вообще практически никакой разницы нет, дети такие же равные, как и поселковые. Раньше было конечно заметно немножечко были такие, какие-то зажатые, с языком какие-то проблемы, а сейчас такого нет. Вы зайдите ко мне в интернат, посмотрите.

Александр Владимирович: Да и на родовых угодьях, у многих есть компьютер, доступ в Интернет, просвещенность.

Людмила Николаевна: Сейчас дети такие.

Наталья Анатольевна: У них избушки такие, они все цивильные.

Модератор: То есть все согласны с точкой зрения, что отношения складываются нормальные и ситуация спокойная?

Сергей: Да.

Ирина: Да.

Модератор: А как бы вы могли оценить, в перспективе как будет развиваться ситуация? Есть ли опасения, что национальные отношения могут стать более напряженными, например? Или таких опасений нет?

Сергей: Да я думаю, что нет.

Александр Владимирович: Вот здесь, опять же, национальный поселок. Традиции, культура, быт. То есть центр официальной культуры, который продвигает культуру этноса, который интересен и преимущественно к этой территории, Центр Досуга и Творчества, который сочетает все дружбы народов для которых объединяющие мероприятия.

Наталья Анатольевна: Школа проводит мероприятия так же. Она проводит для всех национальностей, для всех видов конфессий, вот этот у них фестиваль, который в конце каждого года.

Ирина: Фестиваль народов, да.

Александр Владимирович: Детский садик. Все учреждения и объекты соцкультбыта ориентированы для того, чтобы сплотить, создать какие-то мероприятия, не обидеть любую нацию, любой народ. Поэтому вот эта атмосфера, мне кажется, она и в дальнейшем будет. Так что у нас уже отлажена эта работа. Ну и общественные организации и конфессии, направлены тоже на сохранение культуры, традиции, обычаи.

Модератор: Хорошо. В целом понятно, что ситуация спокойная и скорее всего она такой спокойной и останется, да? А скажите пожалуйста, на территории Русскинской представители каких конфессий, каких религиозных взглядов представлены наиболее полно?

Ольга Викторовна: Христиане.

Александр Владимирович: Православные.

Ольга Викторовна: Мусульмане.

Наталья Анатольевна: Ханты в основном они язычники, у них конечно есть которые к христианской вере относятся, они есть крещенные. Есть у нас свидетели Иеговы.

Александр Владимирович: Пятидесятники, баптисты тоже присутствуют, но в меньших количествах.

Ирина: По сравнению с остальными, да?

Александр Владимирович: Да, православные и мусульмане составляют большую часть, а остальное это либо вообще не определенные, то есть не относящиеся к какой-то религии, и пятидесятники, баптисты, те которые тоже преобладают.

Ирина: С учетом всего этого в деревне покой, порядок. У каждого есть свой выбор, к которому они могут отнестись, хочу я быть здесь или там. Свободное такое.

Модератор: То есть отношения в религиозной сфере они тоже складываются нормально, то есть спокойно, и никаких конфликтов, никакой напряженности, таких ситуаций не возникает?

Людмила Николаевна: Нет.

Александр Владимирович: И противостояния, очернения какого-то, пиара черного – ничего такого не происходит. То есть никто не очерняет. Вот моя религия лучше твоей или превыше всего, или правильная, или неправильная. Таких разговоров даже нет.

Ольга Викторовна: Ну потому что они живут, Александр Владимирович, каждый в своем мире. Вот он придерживается этой религии, он ее и поддерживает.

Александр Владимирович: Никто не навязывает.

Ольга Викторовна: У них свой круг общения и они не стараются навязывать его, правильно Николай?

Александр Владимирович: Понятно, каждый конечно работает в своем направлении. Если мы говорим про пятидесятников, баптистов там и так далее. Работает в своем направлении, но не навязывает насильно, наверное, нет, что насильно тащат или затаскивают силком и так далее. Сам человек для себя принимает решения.

Людмила Николаевна: Угроз каких-то нет.

Наталья Анатольевна: То есть каждый сам для себя решает.

Ольга Викторовна: Даже в больших городах есть такое…

Александр Владимирович: Ходят по комнатам, по дворам и говорят там, обрабатывают.

Ольга Викторовна: Что усиленно так привлекают. Здесь такого нету.

Модератор: То есть у представителей разных религиозных взглядов не возникает неприязни на религиозной почве, да? Что например, православные и протестанты? То есть таких проблем нет. И, опять же, вопрос о перспективе. Как бы вы могли оценить, например, в течение ближайшего года, положение в межрелигиозных отношениях, оно не изменится?

Ирина: Скорее всего нет. Оно останется на том же уровне, потому что деревня опять-таки небольшая, каждый знает, чем он занимается. И к какой религии он будет приближен.

Александр Владимирович: Я тоже бы сказал, что если берем законную основу, по конституции на вероисповедание и все остальное, мы понимаем, что конституция главный закон и которая говорит о том, что каждая религиозная организация может иметь право на существование. То есть пока есть волеизъявление каждого человека. Поэтому пока на законодательном уровне ничего не изменится, думаю что в таком…

Наталья Анатольевна: В 70-й статье написано, что гражданин Российской Федерации может принадлежать к любой из видов конфессий. Из любых видов, не запрещено ничего. Никто не может ограничить в правах.

Александр Владимирович: Поэтому в таком маленьком национальном поселке как было, мне кажется, так оно и будет дальше. Пока извне что-то не поступит. Либо на законодательном уровне не повлияет на этот сложившийся микроклимат, либо кто-то появится такой лидер.

Наталья Анатольевна: Кто-то искусственно не разожжет. Это все правильно. А так у нас таких не было.

Людмила Николаевна: А так сейчас они приходят в клуб в какие там коллективы хотели взять женщину, Зарница, там есть те кто верит в Иегова, и христиане.

Ольга Викторовна: И пятидесятники.

Людмила Николаевна: И кого там только нету. Мы нормально все общаемся.

Александр Владимирович: При этом все общаются, и не говорят, что моя вера правильная, а твоя неправильная.

Наталья Анатольевна: У нас здесь даже с Дагестана представители проживают, у нас есть как лезгины, даргинцы..

Александр Владимирович: Чечены, аварцы, лезгины.

Наталья Анатольевна: Аварцы. Нет, черчены это другие. Я имею в виду даже с Дагестана, которые там себя подразделяют, они там сами говорят "Мы нагайцы, мы даргинцы". Там у них свои 34 национальности. Здесь они все живут, все они выходцы из Дагестана.

Ольга Викторовна: Друг друга поддерживают

Наталья Анатольевна: И так же у нас есть ингуши и еще кто, башкиры, татары. Все у нас здесь есть.

Ольга Викторовна: Казахи

Наталья Анатольевна: Казахи, киргизы.

Ольга Викторовна: То есть разноплановый такой.

Наталья Анатольевна: Они мусульмане все, живут они все здесь, все нормально. Молодежь у нас подрастает. Они все общаются, не делят они друг друга.

Александр Владимирович: Дискотеки спокойно проходят, нет такого, что на национальной почве подрались.

Людмила Николаевна: Танцуют под любую музыку.

Наталья Анатольевна: Раз лезгинку включают, они танцуют все, какая разница.

Модератор: То есть в целом ситуация складывается хорошо, и в межрелигиозной и в межнациональной сфере. Все, да, с этим согласны?

Сергей: Да.

Наталья Анатольевна: Да.

Модератор: В целом да. А вот, есть множество факторов, которые негативно или позитивно влияют в разных муниципалитетах на межнациональные отношения и на межконфессиональные отношения? То есть это могут быть и особенности рынка труда, и экономическое положение, и все что угодно, транспортная инфраструктура, размеры поселений. Как вы думаете, какие факторы позитивно сказываются на том, что ситуация спокойная в межнациональных и межрелигиозных отношениях? То есть за счет чего она спокойная?

Александр Владимирович: Хочу сказать немножко за стабильность. Мы живем в недродобывающем, в нефтяном поселке. Как бы ни говорили, понятно, что сейчас тенденция идет на уменьшение заработков, может быть не повышение, как бы мы все хотели. Правильно? Мало рабочих мест. В каком плане? Может быть кто-то пересмотрел и пошел на другую работу.

Наталья Анатольевна: В силу каких-то обстоятельств кто-то не может вообще туда устроиться.

Александр Владимирович: Но из-за того, что все равно более климатически регион спокойный, из за того, что средняя чуть повыше заработная плата или на среднем постоянно стабильном уровне находится и перспективы какие-то есть, что медленно, но что-то происходит, или тенденция перспективы есть, народ в ожидании и спокойствии находится. Если бы вообще ничего не происходило, то есть происходило бы только сокращение, увольнение, негатив, тогда бы может быть, что какой-то всплеск был бы. И, как я говорил, зачастую многие здесь держатся, поселок, на приезжих. Если мы говорим соцкультбыт, образование дошкольное, во время лета, как мы сейчас наблюдаем, все стараются отдохнуть, или уехать к себе. То есть это регион-донор, где можно получить достойную зарплату или заработать на пенсию, и уехать потом, в будущем, может быть. И люди, которые живут, отдали свою жизнь. То есть уже уклад сформированный, и это спокойствие не дает, может быть, колебаться влево - вправо о том, что будет все плохо или... Какая-то перспектива, надежда есть на положительность. И она более-менее удерживает всё как оно есть.

Модератор: То есть, экономический фактор такой, да?

Александр Владимирович: Да.

Модератор: А еще какие-то факторы, которые позитивно вкладываются на отношениях?

Ирина: Я так думаю, что каждый держится за свою работу, за свое место, за свой дом. За общение, которое тебя окружает, чтобы быть на хорошем счету среди людей. Может быть поэтому и не вспыхивает никаких распрей. Стараются люди держать себя в руках.

Модератор:  Еще какие-то?

Ольга Викторовна: Каждый занят просто своим делом. Придерживается всего этого. Те же даже ханты, взять, они стараются так же жить лучше, стремиться к чему-то. Те, которые действительно хотят чего-то добиться. Все зависит от стабильности, если будет стабильность, и покой будет.

Людмила Николаевна: Если людей устраивает этот образ жизни, который есть, они здесь живут и работают. Нет, они собрались бы и уехали.

Александр Владимирович: Вы в ответе правильно все сказали – семья, работа и досуг. Больше заняться-то нечем, то есть у тебя расписано, если это вахтовик, то у него смены на вахте, о какой можно вспышке или пикете что-то говорить.

Людмила Николаевна: Да попробуй ты вякни! Да? Не понравишься, тебя общество вытеснит.

Александр Владимирович: Либо он приезжает домой, у него семья, ему надо встать и голос дать, накормить, обеспечить и так далее, и еще где-то какое-то культурное, если удастся. Всё, возможности нет о чем-то думать или заниматься извне.

Людмила Николаевна: Да сто раз подумаешь, обидеть человека и вообще, сказать какую-то гадость, или лучше..

Ольга Викторовна: Наша территория небольшая, все получается внутри территории

Александр Владимирович: Поселок маленький очень. Друг дружку все знают.

Ольга Викторовна: И каждый думает, чтобы о нем плохого не сказали. Он старается быть всегда положительным, сделать что-то хорошее.

Модератор: То есть, есть какой-то неформальный социальный контроль, да?

Людмила Николаевна: Конечно, я думаю что да.

Наталья Анатольевна: Можно сказать и так. У нас еще то, что население маленькое, у нас нет такого соблазна, как в городе. Согласитесь, у нас нет наркоты вот этой. Всем известно, нет у нас, слаба Богу.

Александр Владимирович: И азарта.

Наталья Анатольевна: То есть у нас нет у молодежи даже такого соблазна, чтобы как в городе, пойти покурить этот спайс или там еще что-то купить.

Александр Владимирович: Автоматы и все остальное, тоже все это отсутствует.

Наталья Анатольевна: У нас нет игровых автоматов, нам это очень хорошо.

Александр Владимирович: Азарта нету.

Ирина: Ночных клубов каких-то..

Людмила Николаевна: А потом, именно то, что мы все друг друга знаем, конечно молодежь есть молодежь, но и они какую-то рамку держат все равно. Потому что вот он прошел, я его знаю в лицо.

Наталья Анатольевна: Родителям передадут, если он что-то сделает.

Людмила Николаевна: Да, я могу.

Александр Владимирович: Никто тебя не изобьет, то есть можно спокойно ходить. Кто-то приехал, тоже все насторожившись – это не наш, не местный. Есть чувство ответственности и уверенности за безопасность, или может быть, наоборот, чересчур бдительность о том, что надо какую-то там принять меру или понаблюдать за ним. Потому что, что это, это не наш. А своих мы более-менее знаем кто чем дышит.

Людмила Николаевна: И от кого что ждать мы тоже знаем.

Наталья Анатольевна: И судя по всем обращениям у нас население очень бдительное.

Ирина: Очень бдительное.

Александр Владимирович: Сигнализируют сразу, если что-то.

Наталья Анатольевна: Даже если даже что-то появилось какой-то там чужой человек, и если не понравилось, как он себя ведет, могут позвонить и ночью Александру Владимировичу, участкового вызвать и все, что угодно.

Людмила Николаевна: Наши дети спокойно, маленькие, ходят по улицам, гуляют по всему поселку. У нас еще пока нет таких опасений, что кто-то обидит, толкнет, прибьет, или еще что-то. И транспорт даже, все равно, придерживаются люди.

Александр Владимирович: Хотя мы и не закрыты, вы сами приехали видели, что доступ-то есть, может любой приехать, но вот эта бдительность людей.

Ольга Викторовна: Самих граждан, которые здесь проживают.

Александр Владимирович: Да. Это очень хорошо отражается.

Людмила Николаевна: Люди даже номера машин практически всех знают.

Ирина: Даже случай один. В магазин пришла, и не наши приехали. Вижу, что не наши. Они покупают спиртное, а продавец им говорит "Документы покажите свои. Что вы Российской Федерации, или нет". Они показали, всё, продала, уехали.

Ольга Викторовна: То, что народ здесь бдительный, это уже точно. У нас случай был около Дома Культуры, девушке плохо стало, в лесочке там валялась бы она и валялась, чисто случайно у вас, опять-таки у вас останавливался в гостинице, обратил внимание, пришел, сказал, вызвали скорую и ее увезли. Человеку плохо стало. Она просто упала.

Александр Владимирович: В большом городе даже никто бы и не подошел.

Ольга Викторовна: Сказали бы, пьяная, пусть валяется. Никто бы не подошел, не обратил бы внимание.

Александр Владимирович: То есть идет очерствение, какого какого-то нечеловеческого поступка, а здесь более-менее. Даже если он и пьяный, все равно подойдут, или хотя бы увидят, что он там не побился, и куда-то сообщат.

Ольга Викторовна: Ну это здесь, а если б в больших городах, то внимания такого человек не может получить как здесь.

Александр Владимирович: И плохо будет, останется.

Модератор: То есть, я правильно понимаю, ситуация складывается спокойная, хорошо вообще в социальной сфере, да? То есть не только в межнациональных отношениях?

Ирина: У нас вся деревня здоровается друг с другом.

Ольга Викторовна: Да. Всегда.

Александр Владимирович: Я думаю, что это на уровне стабильности. Нет такой тенденции, что как-то изменится. Пока, вроде, стабильно все и равномерно протекает.

Модератор: А если говорить о негативных факторах, какие могли бы сказаться негативно на межнациональных, межконфессиональных отношениях? Если таких нету в Русскинской, то может быть в целом в округе? То есть какие-то факторы, которые могли бы накалить обстановку.

Александр Владимирович: Негативные, может быть, это на фоне того, что есть различные вспышки, которые происходят и на территории Российской Федерации, диаспоры, не диаспоры. Сейчас вроде спокойно. Может кто-то приехать или появиться какой-то лидер. Который может просто напросто..

Наталья Анатольевна: В адрес кого-то оскорбление получат и на фоне этого..

Александр Владимирович: Никто не застрахован.

Наталья Анатольевна: Вы сами понимаете, братья мусульмане. Вроде бы смотришь, они такие спокойные. Но…

Александр Владимирович: Игилы, и все остальное, различные, да, которые, мы тоже смотрим телевидение, пресвященные, и все остальное, и Интернет доступ. Никто не застрахован на территории как МАО, так и вообще региона Тюменской области. И Русскинская, как я говорил, открыта. Тем более, что здесь и недропользование осваивается очень интенсивно и в Русскинской вокруг, и террористические и всё остальное. Мы же тоже понимаем, что религиозно-террористическое это почти все взаимосвязано. Поэтому что будет, или как это может происходить, это, мне кажется, одному только... кому-то известно. Или кто-то может, но я за себя просто могу сказать, субъективное мнение, что мы думаем, что пока у нас этого не происходило и так как мы бдительны и держим все это под контролем.

Ольга Викторовна: Надеемся, что и не произойдет.

Александр Владимирович: Тут от каждого из нас человека самого зависит. Если мы во время оперативно отреагируем на это, или увидим выявленное, то может быть и предотвратим. Если мы это не будем, ну как этот будет сценарий происходить…

Ольга Викторовна: Во что это выльется, потом будет уже ясно.

Александр Владимирович: А так это либо может быть и на фоне хоть любого – религиозного, национального.

Людмила Николаевна: Я так думаю, если не будет каких-то факторов извне.

Ольга Викторовна: Тогда здесь будет покой.

Людмила Николаевна: То здесь можно всю эту ситуацию держать под контролем.

Наталья Анатольевна: То что здесь, все-таки друг друга все знают, мы не чужие друг другу люди, которые здесь живут много лет. Я думаю, что только если внешний какой-то фактор.

Ольга Викторовна: Раздражитель появится, тогда да, а так…

Модератор: А вы как считаете?

Сергей: Да, так же считаю. Да. Правильно все.

Модератор: Только извне, да? Так как ситуация складывается сейчас нет никаких опасений, что что-то может измениться. Следующий вопрос, мы наверное немножечко уже повторимся, но я все-таки должна его задать. Я попрошу вас оценить уровень напряженности в сфере межрелигиозных отношений и если такой напряженности нет, то с чем это связано.

Александр Владимирович: Я так, быстренько скажу. Как мы говорили уже многие, звучало стабильность. Вот я считаю, что ноль. Почему? На данный момент, из-за того, что проводится людьми, их укладом жизни, образом жизни, поведением, то, что организует как культурное учреждение, и другие учреждения культуры, на достаточном уровне не дают возможности развивать какое-то отрицательное. Пока все стабильно происходит. Тот уклад, который люди ведут, и который им нравится. Эти мероприятия, в том числе межнациональные, и так далее, направленные на это, складываются в том чтоб дружить. Всегда дружить и везде. Если коротко.

Модератор: То есть это и межнациональные и межрелигиозные отношения, да? Все с этим согласны, я так думаю?

Ирина: Да.

Ольга Викторовна: Конечно.

Модератор: Имеет ли смысл говорить о потенциальных носителях конфликтности? То есть я хотела спросить о том, что если конфликт возможен, то кто, что за люди, по каким-то социальным характеристикам, могли бы быть носителями вот этой напряженности?

Александр Владимирович: Вот, как опять же сказали, может быть извне кто-то.

Ольга Викторовна: Извне пришедшие, приехавшие люди, которые будут заинтересованы в разжигании какого-то конфликта на той же национальной почве. Тогда да. А если таких людей не будет, будет покой у нас, порядок.

Людмила Николаевна: Да, слово ведь такое дело.

Александр Владимирович: Можно и ранить и убить им.

Ольга Викторовна: Ведь от даже маленького слова, высказывания какого-то, может разжечься пламя. Только дай искру и возгорится пламя. Поэтому все-таки нужно присматриваться к таким людям, если вдруг они появятся, и отношение должно быть к этим людям совсем другое. Но пока нет.

Александр Владимирович: Все свои.

Ольга Викторовна: Да, все свои, все друг друга знают, многие давно уже живут люди здесь. И детей и внуков знают.

Модератор: Таких прецедентов межнациональных конфликтов никогда не было на вашей памяти?

Ольга Викторовна: Пока нет.

Людмила Николаевна: Ну чтоб каких-то серьезных, чтоб дошло до главы, и разборки какие-то учинили, милицию привлекали, нет. Такого не было.

Людмила Николаевна: Ну, где-то пьяный хант скажет "Понаехали".

Наталья Анатольевна: "Моя земля". Покричал-покричал.

Людмила Николаевна: Но никто у них эту землю не отбирает, мы живем, пользуемся.

Наталья Анатольевна: И никто не претендует.

Людмила Николаевна: Никто не претендует. У них свои есть угодья, и это тоже все их. Мы пожили, если захотим уедем. Но мы ничего плохого не делаем, и они около нас, по моему, хуже не стали. Немножко побаловали их, да.

Александр Владимирович: Нет, они благодарны. Я просто другое скажу. Они общаются, и многие, которые осмысленно понимают. Они благодарны всем приехавшим, кто здесь живет, потому что они обучают, воспитывают коренных детей, они облагораживают и дают возможность развиваться этой территории, и все остальное. Ну и, как здесь говорили, я имею в виду что это даже к межнациональному не относится. В каком плане? Любой человек, если он выпивши и так далее, может наговорить много чего.

Ольга Викторовна: Не контролируемо. Не контролированные действия получаются.

Александр Владимирович: Если мы говорим, межнационального это вообще не происходит. И вот эта стабильность, я еще раз подчеркиваю, что Русскинская – спокойная благоприятная территория, которая способствует тому, что если будет в дальнейшем происходить, то и территория будет всегда тоже спокойная, и людям будет спокойно житься здесь. И гости, приезжающие, будут себя уверенно, спокойно чувствовать.

Людмила Николаевна: Гостям очень нравится.

Александр Владимирович: У нас тем более территория туристическая. То есть приезжают, и каждый говорит, какие отзывчивые, какие гостеприимные люди.

Людмила Николаевна: Вот приезжали летом с Ханты-Мансийска, неделю здесь жили. Тоже очень понравилось.

Наталья Анатольевна: У нас иностранцы в этом году, с Китая.

Ирина: Им понравилось, да.

Александр Владимирович: Каждый год кто-нибудь. То финны, то американцы.

Наталья Анатольевна: Вот особенно в этом году Китай.

Ирина: Такой, говорят, маленький поселок.

Людмила Николаевна: Ну Китай-то, может, и не оценит, то что здесь происходит, а вот что с Хантов приехали. Помните, с детьми приезжали летом? Они были вообще поражены. Такая атмосфера в деревне. Из Ханты-Мансийска.

Наталья Анатольевна: Так почему не оценят? Он мало того, что здесь пожил, и захотел "Забросьте меня куда-нибудь на угодья, я хочу пожить у Хантов".

Ирина: Понравилось, да?

Людмила Николаевна: Такая атмосфера в деревне, такое впечатление, что прямо приехали, говорят, душой отдыхаем. Мы-то к этому привыкли. Мы живем среди этого и не замечаем, а они вот, с города.

Ольга Викторовна: Правильно, они прошли спокойно, посмотрели, никто их нигде не оскорбил, не обидел.

Людмила Николаевна: Для них здесь атмосфера другая.

Александр Владимирович: Четыре или пять дней жили, это не просто заехать и выехать, увидеть одну картинку для себя или еще что-то. Они здесь проживали.

Ольга Викторовна: Принимали участие.

Людмила Николаевна: Их никто не контролировал, никто специально не возил, не показывал хорошее. Они смотрели и все наблюдали со стороны.

Александр Владимирович: Они готовы были, и могли с любым человеком разговаривать. Так же встречались, общались, и все остальное.

Ольга Викторовна: Они же со многими в организациях пообщались с людьми. Не просто приехали в гостинице посидели. Прошлись по организациям, приняли где-то какое-то участие.

Людмила Николаевна: Перезнакомились с детьми всеми. Дети все поперезнакомились. Им понравилось.

Александр Владимирович: И таких примеров достаточно.

Людмила Николаевна: Да. Это просто последнее, что происходило.

Александр Владимирович: Не только в музей приезжают. Вообще разнообразие.

Модератор: То есть если бывают какие-то разговоры, вы говорили, пьяный хант, то это на бытовой почве, да?

Людмила Николаевна: Да, конечно.

Модератор: То есть это не связано с неприятием национальной культуры.

Людмила Николаевна: Он завтра утром пойдет, спрячет глаза, поздоровается.

Сергей: Извинится.

Наталья Анатольевна: Это как у нас у русских поговорки, так и у них "Это моя земля", вот и все. Мы это нормально воспринимаем.

Ирина: Вы даже на день оленевода возьмите случай. Сначала они возмущаются, возмущаются, потом "Ой, вы нас извините. Все, спасибо, все хорошо".

Александр Владимирович: Еще вот последняя пословица, "На пьяном шапку не поправишь". В любой нации, на любом народе есть такие люди, которые просто-напросто… не злой язык…

Наталья Анатольевна: Не контролируют.

Александр Владимирович: Да. Сказал – бросил, а потом сам не знает, как себя чувствовать.

Ирина: Вылетела птица, или как там..

Модератор: Ну, давайте этот блок подытожим. Получается, сдерживающими факторами конфликтных ситуаций является то, что население друг друга знает, есть какой-то социальный контроль.

Ольга Викторовна: Небольшая территория у нас.

Модератор: Да. Нет никакого воздействия извне, раздражающего.

Александр Владимирович: Живут обособленно, своим укладом, сформированном уже годами.

Модератор: И население занято. Да?

Александр Владимирович: Есть те объекты учреждений, которые занимаются и работают в этом направлении. Создаются благоприятные условия для проведения подобных мероприятий. Для того, чтоб не разжигать, и не сталкивать людей лбами, а проводить всякие различные спортивные мероприятия, культурные, которые объединяют. Допустим, мы проводили. Молодой специалист. Приходили болели за этих людей, не спрашивая, какой ты национальности или чего-то. Так же детские. Принцессы, не принцессы.

Ольга Викторовна: В школе проходил фестиваль дружбы народов. Каждый класс представляет свой народ. На выбор, который выпадет им. Не то, что они сказали "Мы хотим представлять, допустим, русских, или украинцев". Они говорят "Мы разыгрывали", что ли. "Мы разыгрывали этих". Всё, они готовятся, они читают историю, читают о костюмах, о быте, то есть полную информацию дети для себя оставляют в своей памяти, и уже в дальнейшем могут ее использовать, рассказать, о том или ином народе. Каждый год это меняется.

Людмила Николаевна: Ну потом чего хантам возмущаться? Здесь прекрасный музей, такой, наверное, один на всю страну у нас здесь, имени Трошникова. Музей человека и природы.

Александр Владимирович: Центр национальной культуры, который просвещает и поддерживает.

Людмила Николаевна: Центр национальной культуры великолепный. Пожалуйста, Бога ради, ты можешь идти туда, и все, что тебе там на душе лежит. Развивай свою культуру, изучай, сохраняй. Не хочешь, приходи к нам в Центр Досуга и Творчества.

Александр Владимирович: Даже элементарные ярмарки весенние и осенние. То есть, это которые проводят и школа, и поселковые, где возможность, каждая народность представляет свои заготовки, которые привозят с земли, ни с земли, здесь их представляют. Они же тоже презентуют, представляют свою нацию. И каждый покупает, не то что выбирает вот я это ем, а это не ем. Каждый старается попробовать и так далее.

Ольга Викторовна: Блюда или что-то. Да, да, да.

Александр Владимирович: Доброжелательность, я имею в виду, в каком плане? Что, почему именно у них национальное как хинкали делается или какое. Это я знаю, и все. Мне кажется, здесь у каждого спросить, вот тоже я не коренной житель, но мне интересны их национальные блюда. Тут собрался тот контингент нормальных людей, который пробует все это и нормально, мирно существует.

Людмила Николаевна: Которым интересна культура других национальностей.

Модератор: Хорошо. В целом по этому вопросу понятно. Еще я хотела бы спросить у вас о сектах. Есть ли в вашем населенном пункте секты? Если есть, то какие?

Наталья Анатольевна: Свидетели Иегова, пятидесятники.

Александр Владимирович: Вот то, что мы говорили, баптисты и пятидесятники. Пятидесятники это "Слово жизни", которые на территории Ханты-Мансийска, они зарегистрированы, их знают в Ханты-Тансийске и так далее. Это и Кирилишин Игорь.

Наталья Анатольевна: Их в Сугруте огромное количество на промзоне. Там такой дом красивый у них.

Александр Владимирович: И те, которые приезжают с Кагалыма, с Нижневартовска, которые работают с Сургутом. Приезжают. Здесь их единицы.